Ислам. Сейиды, шейхи и дервиши


Подавляющее большинство курдов Ближнего Востока - мусульмане-сунниты. Принадлежность курдов к этой ветви ислама неоднократно использовалась правящими кругами Османской империи в борьбе против Ирана, где государственной религией является шиизм. Однако в отличие от суннитов-турок сунниты-курды принадлежат шафиитскому толку, тогда как турки-ханифиты (в середине XIX в. Мела Махмуд Баязиди писал, что все курды-мусульмане, "кочевники ли они или оседлые - все шафииты. Среди них нет ни одного ханифита, маликита или ханбалита"). Были среди курдов и шииты. В частности, в Иранском Курдистане в начале XX в. жило несколько шиитских племен, которые сохраняли верность шаху.
Для религиозной организации курдов-мусульман характерно существование специфического института духовных наставников (иногда наследственных феодалов) - сейидов (потомков дочери пророка Мухаммеда Фатимы и его зятя Али называют сейидами. Сейидов среди мусульман Ближнего и Среднего Востока тысячи) и шейхов (шейхов, которые не являются сейидами, в Курдистане называют шейхами, "молящимися на ковре"). Шейхи пользовались огромным авторитетом во всем Курдистане. Они заведовали всеми религиозными делами, следили за соблюдением обычаев и традиций. Духовные наставники, они всегда играли главенствующую роль по сравнению с официальным исламом. Может быть, поэтому освободительная борьба курдов в последнее столетие тесно связана с именами шейхов и сейидов, таких, как шейхи Барзанджи и Барзани и сейиды Шам-динана. Многие из таких шейхов возглавляли различные секты и дервишские ордена. Наиболее известны ордена Накшбанди (Орден Накшбанди (Накшбандийе) является одним из самых старинных. Он был основан Мухаммедом Беха уд-Дином Накшбанди (1317-1389) из Бухары. В Юго-Восточном Курдистане наибольшим авторитетом в начале XV в. пользовались накшбандийские муршиды сейид Ахмед Ханаках из Киркука, шейх Хусат уд-Дин и Ала уд-Дин из Авромана. После первой мировой войны потомки этих шейхов имели влияние больше на севере, чем на юге. В Северо-Восточном Курдистане они пользовались большим авторитетом у племен мукри, мамаш и мангур. В первой четверти XX в. в Турецком Курдистане очень влиятелен был шейх Та (Таха), Кадири (орден Кадири был основан шейхом Абдул Кадиром аль-Гайлани (1077-1166). Потомки его являлись предводителями ордена и хранителями гробницы Гайлани в Багдаде. Как правило, они получали от османского правительства титул Накиба аль-Ашрафа) и Рефаи (основателем этого ордена был сейид Ахмед Рефай - араб, сунит из Басорской области, который жил в XIII в.) Многочисленные шейхи выполняли религиозные функции в своих племенах. Большинство из них принадлежало к дервишскому братству Накшбанди.
Во главе каждого ордена стоит влиятельный феодал - шейх (муршид) . Как обладатель и толкователь истинного учения, он живет в своей резиденции (ханеке) . Вокруг него собираются его ученики-последователи (мюриды) . Число мюридов весьма велико, в особенности среди кочевников. В Мукринском Курдистане некоторые кочевые роды целиком состоят из мюридов.
Дервишский орден составляли дервишские общины, разбросанные по всему Курдистану. Дервиши заставляли своих подданных обрабатывать свои участки и т.д. (Каждый дервиш должен знать силсилу ("цепочку"), которая связывает его с самим Аллахом. Связь дервиша с силсилой происходит через учителя (муршида, шейха, пира), который вводит его в братство. В Северо-Восточн_й Курдистан дервиши делятся на дервишей ба-шар (закона, т.е. придерживающихся исламских законов) и би-шар (без закона, не придерживающихся закона-ритуала). По некоторым данным, дервишами могут быть и женщины, которые получают свой сан от шейха, но часто инструктируются и обучаются женщинами. Во главе дервишской общины (из 10, 20 и более членов) стоял халифэ (наместник главного шейха). При халифэ состояло четыре знаменосца, каждый из которых приравнивался к командиру отряда. Вообще по своей структуре дервишская община очень напоминала военную организацию.
С материальной точки зрения некоторые дервиши по положению и богатству не уступали крупным феодалам и вождям племен. Часть дервишей по своему экономическому положению принадлежала к среднему слою. Большая же часть их жила за счет подаяний. Зажиточные дервиши вели оседлую жизнь, а бедные бродили по всему Курдистану. Каждый бродячий дервиш обязан был вносить определенную сумму в виде пожертвования в казну своего ордена и являться по первому зову его главы.
Состоятельные курды делали пожертвования в пользу дервишских орденов. Кроме того, материальное благосостояние дервишских орденов обусловливалось доходами, получаемыми от дервишей-скитальцев. Последние же существовали за счет широких масс курдского народа.
Влияние дервишских орденов и усиление власти духовных шейхов началось сравнительно недавно. Всесильный институт шейхов достиг своего могущества в XIX в. Этому способствовала как дальнейшая трансформация феодализма, так и политика турецкого султана.
Турецкий султан одновременно считался религиозной главой (халифом) всех мусульман, и дервишские ордена подчинялись ему. Некоторые являлись прямой опорой султанской власти. Их предводители принимали участие в коронации султанов. Глава дервишского ордена Мевлеви, род которого восходит к преемнику пророка Мухаммеда - первому халифу Абу Бекру, выполнял традиционное таинство опоясывания султана мечом халифа Омара.
В конце XIX в. предводители курдских дервишских орденов постепенно выходят на политическую арену. Они играют все большую роль не только в религиозной, но и в политической и экономической жизни, часто затмевая светских феодалов - вождей племен.
Феодал-шейх у курдов значит гораздо больше, чем обыкновенный феодал, не обладающий духовной властью. Глава дервишского ордена в отличие от светского феодала пользуется властью не только в определенном районе или области, но и во всем дервишском обществе, члены которого разбросаны по Курдистану.
Титул шейха был наследственным; сыновья шейхов старались множить славу отцов. Считаясь с могуществом наиболее знатных и богатых шейхов, правительства Турции и Ирана старались ладить с ними, присваивали им титулы пашей и т. п. Шейхи же относились часто свысока к правительственным чиновникам и нередко требовали их смещения. Как и курдские племенные вожди, они окружали себя слугами и воинами, при помощи которых защищали свой народ, творили суд.
Шейхи хорошо понимали, что рост их влияния во многом зависит от имущественного положения и потому всячески старались (законным и незаконным путем) улучшать его.