Племена и племенные объединения Северо-Западного Курдистана



В Восточном Тавре (верхнее течение р. Бухтан-Дере), по обе стороны Эртушских гор, проживает группа племен, называющих себя общим именем эртуши. К конфедерации эртуш относятся следующие племена:
Гирави - правящая наиболее привилегированная группа эртушей. Они нигде не встречаются в виде замкнутой группы, а составляют наиболее богатую часть населения во многих деревнях районов Гюрпинар и Чатак; обычно к ним относятся семьи ага. Наиболее известный ara - Абубекр Эрташ из деревни Мерване в районе Гюрпинар.
Привилегированным является также племя алан. Курды этого племени живут по верхнему течению Зинебер-Дере у Эртушских гор, на юге района Гюрпинар. Здесь они составляют как правящие семьи, как гирави, так и большую часть рядового населения.
В округе Нарли, в южном районе Чатак, проживают курды племен халелан, хавушдан и эздинан. Ими представлено большинство крестьянских семей.
В южном районе Гюрпинара (вокруг Касрика) в настоящее время проживают курды племён шидан, пирани и еавдан. Этот район и северо-восточный район Бейтушебап были некогда населены курдами племени мамхоран, а в западном районе Бейтушебап жили курды племени ивикан. В районе Башкале жили курдские племена шерефхан и мерзикан.
Среди названных племен в Эртушской области проживает много курдов, не объединенных в племена. Как и в Ираке, здесь их называют просто курманджи. Количество их трудно определить, но кое-где они составляют половину курдского населения.
Области Первари (Хошейр) и Мукус на средней Бухтан-Дере заняты главным образом двумя племенами - адиан и ша-кериан (или шекер). Адианы и шекеры проживают почти во всех деревнях района Первари, причем их доля от деревни к деревне колеблется. Наиболее сильная группа или ее правящая семья выставляет мухтара. Адианы имеют общего агу. В конце 50-х годов им был Эмин-ага, который жил в Первари. В отличие от адиан шакеры не имеют ни одного аги, который пользовался бы общим авторитетом.
В восточных долинах области Мукус в некоторых деревнях проживают курды племени хамни-и-эшади; некоторые деревни занимают здесь курды племени амо. Однако адианы считают область этих, трех небольших племен своей.
Ряд других оседлых племен размещается вокруг и между большими группами эртушей, с одной стороны, и адианами - шекерами - с другой. К ним относятся гарисан (в нижнем течении Бухтан-Дере), джилиа (в средней части района Эрух) и гоян, часть которого проживает в западном районе Бейтуше-бап, а другая-в восточном районе Ширнак.
На юге района Бейтушебап, вблизи иракской границы, проживали курды племени кашур, в южном районе Башкале - гам-ниани, а в области Хошаб - шемзикан и мехемди. Недалеко от Гюрпинара, в нижнем течении Хошаб-Су, проживает курдское племя осман-беки, а северо-восточнее Вана - эдманек.
Территорию между Эрцишем и Ваном занимают курды племени шевиан, а восточнее Вана (окрестности Озальфы) - миран, бакур и хейдери. На северо-западе от Вана, у Хотаба и Гюрпинара, живут курды бюрюкю и гюресин (хорасан).
Каждое лето на высокогорных пастбищах Восточного Тавра появляется много кочевых племен, для которых невозможна указать "место проживания". Однако их пастбища и пути передвижения довольно четко определены. Каждое племенное ответвление (кабиле) имеет свою территорию, соседствующую с пастбищами других родов племени. На этой территории кабиле разбивает свои юрты в виде одной замкнутой группы или двух-трех групп, по 30-100 семей. Летние пастбища - самые высокогорные. Как уже отмечалось, каждое племя или ответвление имеет также определенные весенние и осенние пастбища в предгорьях и традиционные деревенские поселения в областях, примыкающих к горам, где они, разделившись на семьи, зимуют за арендную пастбищную плату. Из племен, посещающих эти места, следует отметить: гарсан (из трех кабиле: шахине-амо, ха-беш и соран), батован (кабиле мехмет-фенди, мухтар сабри, мухтар хюссам, алий бовян, алий хасиан и мехмет-дегил), давудиан. дюдюран, тайян (кабиле тайян-э-решит и тайян-э-кере-ван), армени-варто (христианское кочевое племя униатского" вероисповедания, но с курдским языком), мозарешан, цивиканч (кабиле китай и испирти), кецан (кабиле боти, халил, гури, фа-кар, омер, али араба, фенди касбаш, ахмет-э-кереван и кецан-э-шамэа). К хорошо известному племени харки, большая часть которого потеряла связь с горными пастбищами после установления границы, относится одно кочевое кабиле, которое каждое-лето кочует из района Цизре на яйла западнее Бейтушебапа.
Среди курдских семей существуют значительные имущественные различия. Подчеркивается и принадлежность к определенному племени, которое противопоставляется последним. Но особую гордость составляет факт принадлежности к племени вообще (аширы - племенные люди, в отличие от необъединенных в племена курманджи или керманчи). Это проявляется особенно в области Десто-Дере у халелан, издинан, навушдан и алан и наиболее ярко у кочевых племен.
Среди эртушских племен есть два, заслуживающих особого" внимания. Это гирави и аланы, которые считаются "благородными-племенами", из представителей которых "выбираются" аги других эртушских племен.
Керманчи - самый нижний и основной крестьянский слой - обитают в области Чатак и частично в областях Касрик и Нор-дуц. В области Чатак над ними господствует относительно малочисленный слой гирави; в областях Касрик и Нордуц влияние-последних значительно меньше. Проживающие там различные эртушские племена сами образуют значительную крестьянскую прослойку.
В областях Первари и Мукус господствуют в основном два племени-адианы и шекеры. Оба племени представлены почти в каждой деревне. В той деревне, где преобладают адианы, старосту деревни выбирают из их рядов, а там, где шекеры, мухтаром обязательно является шекер. Традиции соперничества этих племен существуют с незапамятных времен и приводят к спорам и кровной мести. Принадлежность к той или иной группе может меняться. Так, несколько лет назад часть перварийских шекеров перешла к адианам. Переходы отдельных семей в другое племя обычно связаны с местными спорами и указаниями властей. В настоящее время адианы имеют в большинстве деревень некоторый перевес по сравнению с шекерами и обладают сильным чувством спаянности, основывающимся на личности их предводителя Эмин-аги (руководителя восстаний 20-х годов).
В отдаленных частях области, на которую претендуют адианы (практически весь район Первари), племенная традиция теряет свое значение. Так, в восточной части Мукуса есть три маленьких племени - амо, хашни и эшади, которые не имеют своих ага и рассматривают племенную принадлежность лишь как традицию. Они оспаривают свою принадлежность к адиа-нам и иногда называют себя керманчи. По-видимому, такие небольшие племена с угасающим племенным сознанием (или воспринявшие традицию адианов) встречаются и в других местах, даже в самой Первари. Совсем еще недавно они были объединены вождем в целевой союз адианов.
Внутри оседлых племен часто образуются противостоящие друг другу группировки, вражда между которыми в конечном итоге заканчивается отделением части племени. Сравнительно проще выглядят социальные отношения внутри кочевых племен.
Эти племена насчитывают обычно от нескольких сот до нескольких тысяч членов и подразделяются на кабиле (часто самостоятельные группы) и экономические единицы (от 30 до 100 шатров). Название кабиле часто меняется (по имени сменившегося аги) или остается в соответствии с именем знаменитого аги, память о котором еще свежа. Иногда эти кабиле также распадаются на отдельные группы (шатровые единицы), которые рано или поздно становятся кабиле. Такое дробление частично вызвано экономическими причинами (при увеличении количества кабиле одной яйлы уже недостаточно), а частично политическими (внутренние столкновения). Эти шатровые подгруппы иногда признают агу первоначального кабиле, иногда же самая влиятельная семья называет себя правящей ага-семьей, а свою группу - кабиле. По этой причине нередко трудно установить организационную субординацию.
В настоящий момент затруднительно определить подлинное положение аги в курдском племени в Северо-Восточном Курдистане. Положение аги характеризуется здесь двумя противоречивыми тенденциями. С одной стороны, из-за постоянного вмешательства местных административных органов он потерял свое первоначальное значение, с другой же - его влияние возросло, поскольку во многих деревнях на пост мухтара выбирается сам ага или кто-либо из его родственников.
Ныне ага лишен прежней силы, которая основывалась на его военной власти над членами племени и праве на контрибуцию от подчиненных крестьян (керманчи). Сильно ограничена и его власть над жителями деревни, основанная на силе оружия, ношение которого ныне запрещено. Тем не менее благодаря тому что за вождями закрепили земли, принадлежавшие раньше племенам, и они превратились в крупных помещиков, ага не потерял возможность влиять на соплеменников (экономическое господство). В Северо-Западном Курдистане влияние аги зависит теперь, с одной стороны, от его богатства, а с другой - от политической власти, приобретенной представительством в парламенте, например, его положение, как главы многочисленной семьи, обеспечивает ему большую долю голосов и во всех решениях, которые он принимает как мухтар на основании турецкого общинного законодательства. Положение аги и его семьи в оседлых племенах, по-видимому, меняется: все более решающую роль начинает играть власть. Внутри семьи наследование власти зависит скорее всего от той ловкости, с которой кто-то из членов семьи сумеет снискать себе наибольшую популярность. Сильным личностям удавалось завоевывать положение влиятельного, повелевающего большими группами аги и объединять при этом группы разного происхождения и разного социального положения. История Курдистана полна такими примерами, когда во главе племени или племенной конфедерации становилась сначала незначительная династия, предводитель которой присваивал себе титул бея, а с ним и законное признание турецкого султана. Но подчинить курдов силой надолго невозможно. Время от времени новый местный ага становился предводителем нескольких соседних племен и образовывал новые группировки под именем своего племени.
В курдских племенах и деревнях кроме аги еще два лица играют значительную роль. Это имам (мулла) и шейх.
Курдский имам в отличие от арабского - не высшее духовное лицо, а обычный деревенский священник - мулла (эти слова - синонимы). Его положение вполне определенно, круг его задач четко очерчен. Поскольку только крупные поселения (обычно районные и областные центры) имеют помещения, приспособленные под мечети (специально построенных мечетей нет), муллу можно встретить только в крупных поселках. Но есть и группы кочевников, например тайан-э-решит, которые сопровождает духовное лицо, называющее себя имамом.
Шейх - это также духовное лицо, не имеющее, однако, определенного круга обязанностей, как имам. Он скорее - свободный "духовный ученый". Шейх знает наизусть Коран, умеет читать и писать (по-курдски, по-турецки или по-арабски) и дает советы. Если нет имама, шейх проводит и богослужения. Кроме того, он знает лекарства и способы лечения и передает эти знания по наследству своему сыну. А вместе с тем это и крестьянин или ремесленник, как прочие. Правда, благодаря подаркам он достигает некоторого благополучия, выражающегося часто в ношении европейской одежды. В Курдистане есть целые деревни, известные как места проживания одной или нескольких семей шейхов (например, Хах, Берюк, Велас и Медрессе-кёй (район Первари)). Некоторые шейхи широко известны своими успехами во врачевании, и не только крестьяне отдают им предпочтение перед врачами (знаменитых шейхов хоронят в каменных мавзолеях (тюрбе), которые становятся местом поклонения.).
Согласно одной версии "Шараф-наме", курды аширета хакари произошли от племени бабан. Некоторые авторы считают, что территория курдов хакари распространяется на север до Баязида, города, населенного в основном людьми из этого племени. Из этого племени происходят князья Ревандуза.
Правящий род курдов хакари - шамбо - был одним из самых древних среди знатных курдских родов. Резиденция правящей семьи после их изгнания из Амадии атабеками Зенгуи находилась в Джуламерке, в верховьях р. Большой Заб. Свое происхождение они выводили от аббасидских халифов. По словам Шереф-хана Битлиси, даже "великие султаны и благородные хаканы неизменно осыпали их своими милостями и щедротами и не посягали на их владения. А если кто-либо из них и захватывал их вилайет, вновь передавал его им на правах мулька".
После установления в Иране господства династии Ак-Коюн-лу Хакари временно перешел во владение аширета думбули, который правил от имени династии. Хакари сохраняли свою мощь и в последующие времена. Накануне первой мировой войны турецкая администрация заняла по отношению к ним примирительную позицию, рассчитывая на лояльность этого племени в пограничной (с Ираном) зоне.
По соседству с хакари в округе Дерсим (ныне Тунджели) проживали курды племенного объединения заза (в настоящее время группа племен заза насчитывает несколько тысяч семейств и проживает в Северо-Западном Курдистане в районе Сиверека, к востоку от Харпута). О них известно только то, что они обитают в этих горах много веков, они недоверчивы, но, судя по их внешности "это простой и чистый, тип людей, низкорослых, храбрых и трудолюбивых".
Что касается другой могущественной курдской конфедерации - рузаки (рожки), то еще в Х-XI вв. она захватила Бит-лис и превратила его в свое ленное владение. Рузаки объединяли 24 аширета, в том числе такие большие, как бильбасы и кавалиси.
К концу XIV в., во время нашествия Тимура, битлисские эмиры были одними из самых сильных правителей. За пять веков они дважды теряли власть. Впервые это произошло до 1080 г., когда турки-сельджуки установили свое господство на Ближнем Востоке, и во второй раз-в 1466-1494 гг., когда они вынуждены были уступить власть династии Ак-Коюнлу, В период первых правителей Кара-Коюнлу битлисские эмиры от своего имени чеканили деньги и упоминались в хутбе.
В 1508 г. битлисский эмират захватил шах Иемаил. Повелитель Ирана засадил битлисского эмира в тюрьму, а управление эмиратом поручил кызылбашу Курд-беку. Позже Битлисом правили эмир Шараф и его сын Шамс ад-Дин (дед и отец известного курдского историка Шереф-хана Битлиси).
Курдские правители Битлиса достигли пика своего могущества в XVI-XVIII вв. Они то правили независимо, то признавали сюзеренитет шаха или султана.