Племена и племенные объединения Северо-Восточного Курдистана


Мукри и бильбасы

В Северо-Восточном Курдистане самым многочисленным племенным объединением является мукри. Территория расселения мукри (Мукристан) находится в бассейне р. Малый Заб и оз. Урмия. Расположение на торговом пути из: Ирана в Ирак исторически обусловило его тесные экономические связи как с Ираном (северо-западным), так и с Ираком (северо-восточным).
На протяжении всей средневековой истории Мукристан подвергался бесконечным нападениям различных кочевых племен, и эти своеобразные волны наложили отпечаток на расселение здесь курдов (Тюрко-монгольские племена многое переняли от курдов: монголы в период своего господства в Западной Азии (XIII-XIV вв.) присвоили названия некоторых курдских кланов. Например, имя мукри носит племя, хорошо известное на Дальнем Востоке). В раннефеодальную эпоху (VII в.) сюда перекочевали курдские племена шуль (позже это племя переселилось в районы Исфахана и Шираза, где было ассимилировано племенами тюрко-монгольского происхождения) и равенд. Несколько столетий спустя (в IX-Х вв.) здесь появились и другие курдские племена. В XIV в. тюрко-монголы, покорившие часть территории края, частично потеснили остальное население.
В первой половине XV в. в Мукристан пришли новые курдские племена, которые постепенно вытеснили тюрко-монголов (в Мукринском Курдистане обитают остатки тюркских кочевых племен - афшары, мукаддамы и др. Тюрко-монгольские элементы отражены также в топонимике края, в таких названиях, жак Сулдуз, Секкез, Соуджбулак, Ахтечи, Джагатау-чай, Татаву-чай и т.д.). Среди пришедших одними из первых были бильбасы и кавалисы. Оба эти племени раньше входили в состав бабанской конфедерации. Позже бильбасы создали отдельное объединение, хотя некоторые по-прежнему рассматривают их как часть союза племен мукри.
Конфедерация бильбасов объединяет пять племен: мангур, мамаш, пиран, синн и рэмки. Часть племени мангур живет в торах по обе стороны р. Лавен, другая часть - в равнинной местности в Ираке, где делится на две ветви: мангур зуди и мангур рифа. Мангуры равнины признают власть рода горных мангуров, глава которых каждый год назначает одного или двух человек (не из своего рода) для управления отдельными ответвлениями (тайфами) на равнине.
Другим значительным племенем, входящим в союз племен бильбас, является племя мамаш, которое живет в Северо-Восточном Курдистане, к востоку от р. Лавен и на севере от мангуров. Одна ветвь мама-япей проживает в Ираке под именем мамаш-а-решка ("черные мамаши").
То же самое можно сказать и о племени пиран, одна ветвь которого живет в горах в Иране, на севере от мангур, западнее р. Лавен, а другая-в Ираке.
Что касается племен синн и рэмки (рэмки подразделяются на две группы: кечел-у-клхау спин ("наголо остриженные") и фейк вейсы ("белые шапки"). Иногда к бильбасам относят к группу оджак, проживающую в Юго-Восточном Курдистане, выше мангур зуди, в восьми деревниях близ границы), предки которых входили в состав конницы Надир-шаха, то в середине XVIII в. они были изгнаны из Шахризура Селимом Бабаном (1743-1757). Их деревни, некогда процветавшие, пришли постепенно в упадок.
Согласно Вагнеру, при разборе племенных дел все члены ллемени пользовались равными правами. Так, за кровь убитого у бильбасов платили скотом. Нарушителя супружеской верности карали смертью. Девушкам никогда не разрешалось выходить .замуж за человека из другого племени.
Бильбасские вожди носят звание Базин (Великий). Прерогативы вождя переходят к сыну или брату, в зависимости от того, кто из них признается более храбрым.
Иногда к бильбасской конфедерации относят и курдов-гевриков. Во всяком случае, курды этого племени сами приписывают себя к бильбасам. Из племен, входящих в группу гевриков, следует отметить зенди, ранее могущественное (один из его вождей, Керим-хан, управлял Ираном во второй половине XVIII в.). В настоящее время зенди - небольшое племя.
Название "мукри" происходит от одноименного племени, ранее входившего в шахрезурскую группу бабан. Шереф-хан Битлиси тоже свидетельствует, что первые правители мукри свое происхождение связывали с бабанскими правителями. Один из потомков последних, по имени Сайфаддин, был человеком хитрым и коварным. Его часто называли "макри" (по-персидски - "черт") или "макру" ("истина, ведомая Аллаху"). Но, как бы то ни было, Сайфаддин прославился непреклонностью помыслов и проницательным умом. В конце господства туркменских племен кара-коюнлу (1410- 1468) и ак-коюнлу (1468-1502) Сайфаддин собрал под своим началом большой отряд из аширета бабан и других племен Курдистана и отобрал у племени чапаклу округ Дерйяс (Шах-Вей-ран), в 11 км от современного Мехабада. Затем постепенно он начал расширять свои владения, присоединил Дул-и-Берик, Ах-тачи, Ил-Теймур и Сулдуз. Сайфаддину никто не смог оказать сопротивления, и племена, подчиненные ему, стали называться мукри.
После установления в Иране господства кызылбашей глава новой династии шах Исмаил Сефеви (1502-1524) несколько раз пытался силой покорить Мукринский Курдистан, но всякий раз безрезультатно. В 1507 г. мукринские курды под предводительством Сарума, сына Сайфаддина, нанесли шахским войскам поражение. Шах Исмаил пытался разбить курдов мукри с помощью кызылбашского племени шамлу, однако и эта попытка оказалась тщетной. Правда, эта победа и для мукринского предводителя оказалась пирровой, и вскоре он вынужден был признать власть сефевидского государя.
В 1583 г. турецкий султан Мурад III поручил новому вождю-мукринских курдов Амир-беку управлять обширной территорией, населенной курдами (Мосул, Шахризур, Эрбиль и т.д. - до Мараги). Наследник Сайфаддина Хейдер-хан Мукри свое господство распространил также на Марагу, Аджери, Лейлан, Миандоаб и Сару Курган.
Курды мукри и бильбас в XV в. образовали большую и мощную племенную федерацию. Объединенные в союз, они быстро" расширили занятую ими территорию и упрочили свое положение в Центральном Курдистане. После этого мукринские бекзаде играли все большую роль при дворах османского султана и иранского шаха. Шах Аббас I опирался на курдов, составлявших большую часть его вооруженных сил, и назначил множество мукринских бекзаде на высокие командные посты. В 1624 г. он разбил турок в крупном сражении благодаря поддержке мукринских курдов, составляющих ядро его армии. Позже воинственные и смелые мукри составляли ядро армий в походах Надир Шаха и Фатх Али-шаха.
Ханы мукри относились к пяти ветвям, восходившим к Баба Эмиру, или Баба Миру. Нынешние бекзаде свое происхождение связывают с именем одного из потомков бабанской династии Будак-хана, жившего в конце XVIII - начале XIX в. До прихода к власти каджарской династии он поддерживал зендов, а после восшествия на престол Фатх Али-шаха был признан эмиром мукри и дважды участвовал в походах Аббас Мирзы против бильбасов. На службе у каджаров находились и другие знатные мукри, например Меджид-хан, имевший чин серхенга, и Исмаил-ага Дебокри, есаул при дворе иранского шаха.
Один из вождей мукри, Азиз-хан, сердар из рода баба-мири, в годы правления Мохаммед-шаха (1834-1848) и Насред-дин шаха (1848-1896) занимался военно-дипломатической деятельностью и в середине XIX в. дослужился до поста военного правителя (аджудан баши) Тегерана, а позже был произведен ?в генералиссимусы иранской армии.
Почти в течение двух столетий (XVII-XVIII вв.) Мукринский Курдистан представлял собой крупное полунезависимое "феодальное владение сердара Мукри, номинально входившее в состав иранской монархии и распадавшееся на значительное количество более мелких владений курдских феодалов. Правящие круги Турции и Ирана не раз пытались подчинить их, однако мукри всегда оказывали упорное сопротивление.
Прогрессивные элементы Мукринского Курдистана сыграли большую роль в Иранской буржуазной революции 1905- 1911 гг., особенно в образовании революционных энджуменов (советов) в таких курдских городах, как Мехабад, Секкез и др. После окончания первой мировой войны мукринские курды активно участвовали в антииранском движении курдов племени шеккак, предводительствуемых Исмаилом Симко.
Последний мукринский сердар был убит турками в декабре 1914 г., а в 30-е годы иранская администрация окончательно упрочила свои позиции, после того как Реза-шах послал против амукринских курдов карательные войска.
В годы второй мировой войны создались благоприятные условия для самоуправления курдов района, и в январе 1946 г. в Мукринском Курдистане была провозглашена курдская автономная область с центром в г. Мехабаде. Курдская автономия просуществовала всего 11 месяцев, но она оказала большое влияние на подъем национально-освободительного движения курдов, проживающих в соседнем Ираке.

Арделан

Южнее бильбас и мукри проживают курды племенного союза арделан, игравшие некогда куда более значительную роль в истории Курдистана, чем мукри. Шереф-хан Битлиси в "Шереф-наме" называет правителей могущественного арделанского аширета рядом с хакари, соран и бабан. Резиденцией их был г. Сенне.
Арделанские вожди управляли краем независимо с начала XVI в. Они даже чеканили собственную монету. Власть их распространялась на очень большую территорию - районы Зальма, Тагсу Хавари, Самани, Гуламбар, Мериван, Танури, Ншекас, Саруджик, Каратаг, Шарбажер, Алан и др.
Независимость арделанские ханы сохраняли несколько веков. Один из иранских шахов сделал их вали (губернаторами). Вассалы иранского шаха, арделанские ханы всегда были лояльны по отношению к своему сеньору. Они поставляли шаху военные контингенты и участвовали в войнах Ирана - даже больше как союзники, чем вассалы. Их престиж при дворе шаха был очень высок. Так, если во время коронации шахов вали Арабистана должен был держать джига (перья головного убора), вали Гурджистана - меч, а вали Лурестана - корону, то вали Курдистана держал украшение, состоящее из двух портупей, усыпанных алмазами.
Правящий род арделанского аширета подчинил более слабые ллемена и свою власть распространил на север до владений мукринских племен, на запад - до владений ревандузского курдского княжества и на юг - до джафского аширета. В свое время провинции Джеванруд, Авроман, Мериван, Бане, Секкез и округа Хасанабад и Исфандабад являлись владениями арде-ланских племен.
Из последних вали Арделана самым известным был Аманулла хан. Он правил Арделаном в течение двух первых десятилетий XIX в. Аманулла-хан, по свидетельству источников, занимал положение почти королевское и был полностью независим.
В конце XVIII в. в борьбе между династиями Зендов и Каджаров за иранский трон вали Арделана поддерживал Каджаров и даже заключил с ними договор о дружбе и союзе. Его военная помощь сыграла решающую роль в поражении Али-хана Зенда. После этого во всех основных провинциях Ирана, кроме Хорасана и части Курдистана, установилась власть Ага Мохаммед-хана.
После установления господства Каджаров глава аширета Хосров-хан (сын Амануллы), женившись на дочери Фатх Али-шаха - Валийе-ханум, еще больше упрочил позиции Арделана. После смерти мужа Валийе-ханум правила всем Арделаном. В 1865 г. ей наследовал сын Голам-шах, фактически последний вали Арделана. Интересно отметить, что после смерти Голама Насреддин-шах назначил правителем Арделана не представителя правящего рода этого курдского аширета, а представителя каджарской династии - своего дядю Мотамед од-Доуле, который сравнительно легко подчинил себе княжество. Но и лишенный власти, род арделан продолжал пользоваться большим влиянием при шахском дворе.

Авроман

В Иране и в Ираке наряду с джафами важную роль играют и курды аширета хаураман, проживающие на обоих склонах одноименного хребта (2626 м), западнее Сенен-деджа, на западной границе Северо-Восточного Курдистана.
Аширет представляет собой ветвь племенной конфедерации гуран. После второй мировой войны численность хаураман равнялась примерно 10 тыс. От окружающих курдов они отличаются как языком (диалект гурани курдского языка), так и одеждой. Объединение распадается на два племени: лухун и тахт, причем последнее, в свою очередь, подразделяется на хасан сани, бахрам-беки и мустафа сани, называемые по. именам предков их правящих семей.
Лухунские курды расселены компактно в 18 деревнях, расположенных в углу, образованном горными цепями Авроман (на северо-востоке) и Сирвана (на юге). При установлении государственной границы между Ираном и Турцией лухунские деревни остались в составе Ирана.
Перед первой мировой войной в течение нескольких лег отношения между лухунскими курдами и турецкими пограничными гарнизонами были особенно напряженными. Здесь имели место частые ожесточенные и кровопролитные стычки. Во время одной из них турки уничтожили одну из самых больших деревень лухунцев, Носуда, являвшуюся резиденцией их вождя Джаффар Султана. Лухуни отомстили, удвоив свои набеги через границу, пользуясь тем, что тогда вследствие войн Турции с Италией и балканскими странами авторитет турецкой администрации в приграничной полосе резко упал.
Местные курды из деревень Биара и Тавели, непосредственно у границы (в настоящее время ирано-иракская граница), решили сами договориться с вождем племени лухун. Они разрешили Кадир-беку (сыну Джаффар Султана) вместе с другими членами правящей семьи поселиться среди них, и те обосновались в 16 деревнях на иракской стороне.
Точно так лухунские вожди сумели расширить свои владения и в Иране - в районе Пасве, на юго-востоке, где также говорили на гурани.
Напротив иранских лухунских деревень на иракской стороне четыре деревни заняли бахрам-беки, а восемь деревень севернее - хасан сани. На иранской стороне оба эти племени владеют 14 деревнями, и между ними нет точной линии раздела. Главной деревней бахрам-беки является Дизли, а хасан сани - Шахр-и-Хевраман, упоминаемая в Зохабском договоре 1639 г.
Что касается мустафа-сани (с 14 первоначальными деревнями и центром в Разаве), то они селятся дальше на восток и не имеют владений в Ираке. В период ослабления шахской власти в Иране все три племени начали продвижение на восток, причем мустафа сани претендовал не менее чем на 40 деревень в районе Жавард, в верхнем течении Сирвана, юго-западнее Сенне.
Бекзаде аширета хаураман в отличие от других правящих семей Курдистана не выводят свое происхождение от пророка Мухаммеда. Их генеалогию начинает принц легендарной иранской Кайянийской династии Тахмурат, который после смерти Александра Македонского был назначен правителем Хаурамана. Хаураманские бекзаде утверждают, что губернаторство оставалось за семьей до первой четверти XX в. с коротким перерывом в первой половине XVII в.
Интересно отметить, что из Хаурамана происходят накшбандийские шейхи. В 1921 г. главными муршидами ордена были два внука шейха Усмана - шейх Али Хусам уд-Дин из племени тавели и шейх Ала уд-Дин - из Биары. И хотя эти племена не играли такой роли, как лухун или тахт, тем не менее их политический вес был значительным. Муршид племени тавели шейх Али Хусам уд-Дин был лоялен к местной администрации и свой авторитет активно использовал для охраны "закона и порядка" в своих интересах. Что касается его двоюродного брата, то тот был "беспокойный и жадный" старик, который, соблюдая видимость сотрудничества, заботился главным образом о том, чтобы урвать для себя как можно больше земли, находившейся до того во владении местных оседлых крестьян.
До начала второй мировой войны число хаураманских деревень доходило до 70. Позже Реза-шах большую часть хаураман переселил с родных земель в другие районы Иранского Курдистана.

Кельхор, гурани, сенджаби

Крайнюю южную территорию Северо-Восточного Курдистана, в западной части Керманшахского остана, между Зохабом (на севере) и ответвлением Поштекуха (на юге), занимают курды полуоседлого племени кельхор. Резиденцией этого племени является Гилян (Керманшах). Кроме того, курды кельхор проживают в Харунабаде, Шиане, Калай-Шахи-не, Добри и других населенных пунктах.
До 60-х годов XX в. часть кельхор вела оседлый образ жизни, другая -кочевой. Племя кельхор объединяет около 25 ветвей. Самыми многочисленными являются следующие: халди, шиан, сиасиа, каземхан. В середине нынешнего века общая численность кельхор приблизительно составляла 50 тыс.
Некоторые роды, входящие в племя кельхор, имели свои постоянные зимние и летние стоянки. Значительная часть оседлых кельхор, потерявших землю и скот, вынуждена была стать пастухами, слугами или работать на чужих землях как издольщики.
Накануне второй мировой войны кроме земледелия и скотоводства отдельные тайфы племени занимались добычей угля (кустарным способом). На рынок для продажи курды кельхор кроме зерна вывозили кожу, шерсть, масло, ковры и пр. Торговый путь, проходивший из Ирана (Керманшаха) в Ирак (Ха-мадан) способствовал распаду натурального хозяйства и втя-гиванию кельхорских курдов в торговые отношения.
Притеснения со стороны чиновников Реза-шаха, родо-племенная вражда и гнет крупных землевладельцев окончательно разорили кельхорских крестьян. После второй мировой войны их экономическое положение стало очень тяжелым.
Из вождей кельхорских племен наиболее известны Дауд-хан и Аббас-хан.
В районе Гавер в западной части Керманшахского остана живут курды, входящие в конфедерацию гурани. К нашему времени численность гуранов сократилась и составляет приблизительно 5 тыс. семей, или 30 тыс. человек.
Территория гуранских племен простирается к северу от главного пути из Керманшаха к иранской границе, включая склоны гор Кухи-Шахан Дилаху. Главной резиденцией гуранов является г. Гавера, расположенный в 60 км на запад от Керманшаха, в долине р. Зимкан (южный приток Сирвана). . .
Курды, входящие в гуранскую конфедерацию, являются оседлыми земледельцами, хотя ранее на протяжении длительного" времени они славились своей воинственностью (в XIX в. они поставляли в иранскую армию отряд из 2 тыс. воинов).
"Горан" ("гавран") - древняя форма названия гуран. В таком виде оно сохранилось в курдских диалектах. А еще раньше это было, вероятно, - гавбара-кап ("наездник волов").
На языке, очень похожем на гурани, говорят курды Авромана заза, чья территория отстоит от территории гурани на сотни километров. Гурани является одним из диалектов курдского языка. Этот диалект по ряду причин очень отошел от других курдских диалектов, но из-за этого не считать гуранов курдами было бы неправильно. Вообще курдские диалекты так же разбросаны, как и курдские племена, и неудивительно, если иногда курды различных племен друг друга не понимают.
Гурани очень интересное племенное объединение. Как уже было отмечено, курды гурани имеют собственную лирическую и эпическую поэзию и очень интересные верования. Гурани и родственные им племена являются очень хорошими садоводами и земледельцами.
Название "горан" носит и еще одна группа курдов, которая живет к северу от р. Большой Заб, там, где она соединяется с р.Хазир. Эта группа объединяет всего семь племен, и ее называют еще "семь племен". В отличие от соседних курдских племен эти разговаривают на южном, или гуранском, диалекте курдского языка и, по-видимому, пришли сюда из районов Керыаншаха и Ханекина.
Что касается сенджабского аширета, то он занимает плодородную долину Махидашта, раскинувшуюся западнее Керман-шаха. Границы пастбищ аширета были установлены иранским меджлисом в мае 1914 г. По данным 1915 г., численность курдского племени сенджаби определялась 3 тыс. семей (30 тыс. человек). Накануне второй мировой войны их было почти столько же, а к 1944 г. - всего 10 тыс.
Аширет сенджаби образовался на основе объединения племен (тире), говоривших на разных диалектах и проживавших в основном в Восточном Курдистане. Организация этого аширета ясно показывает, что курды допускали объединение родов из разных племен, распадавшихся вследствие различных причин.
Уничтожение рода, переход отдельных родовых объединений из одного племени в другое, понижение племени до положения рода - все это те качественные изменения, которые сопутствовали процессу деления курдов на оседлых и кочевых. В основе же его лежали те экономические причины, о которых уже говорилось. Часто, однако, уничтожение или разорение того или иного племени происходило в результате вмешательства внешних сил. Например, в 1917 г. курды аширетов кельхор, гурани и авроман разорили деревни сенджабских и других курдских племен, сотрудничавших с турками и немцами. Другой внешней причиной распадения племен могли быть межплеменные войны или реакционная политика правительства. И чем больше распадалось племя, тем больше сокращалось его богатство. Так, после первой мировой войны сенджабские курды владели 300 тыс. душ мелкого рогатого скота, к 1950 г. эта цифра в связи с постепенным распадом племени сократилась почти вдвое.
В районе Махидашта, где проживали курды аширета сенджаб, преобладало помещичье землевладение. Здесь не было вакфных земель, зато было много государственных и частных (хорде малик). До 80-х годов XIX в. основными владельцами земли были сенджабские ханы, которые затем продали ее сельским старостам, те же, в свою очередь, за денежное вознаграждение-помещикам. Среди крупных землевладельцев выделялись наследники Рашид Ясема, Бахтиар-хана, Махмуд-хана Сенджаби, Асадула-хана и др.
Переход сенджаби к оседлой жизни к середине нашего века еще не был закончен. Рядовые курды, переходя к оседлости, превращались в крестьян, но крохотные участки, которые они обрабатывали, не обеспечивали прожиточного минимума. Поэтому немало таких сенджаби покидало деревню и шло на заработки в город.
После второй мировой войны приблизительно 80% курдов сенджаби вели уже оседлый образ жизни. Они жили главным образом в деревне и занимались земледелием.